/ Ген Химеры II. Сеть

Глава - 4

"Дом убийств"

Каждый раз просыпаясь в больничной палатке, Ойтуш возносил хвалу небесам: он все еще жив. Парень хорошо помнил свое первое пробуждение здесь, после того, как Айзек и остальные вытащили его из кислотного утилизатора. Тогда, благодаря донорской крови человека, бывшего некогда Тадеусом Келем, Ойтуш получил временную способность к повышенной интуиции. Но и она подвела его, не издав ни малейшего писка при виде Торы Матиаса. А ведь он мог убить Ойтуша уже тогда, когда он пускал слюни, лежа под капельницами.

Первым, что сделал Ойтуш сейчас - потянулся за маленьким зеркальцем, оставленным на тумбочке предусмотрительной миссис Атли. Увидел свое отражение и облегченно выдохнул: его лицо было на месте. Глаза снова были карими, и даже структура волос была восстановлена: из пепельного блондина Ойтуш снова превратился в растрепанного “мятежника из городских канализаций”. Кажется, именно так однажды назвала его Карен.

Вспоминал ли он об этой рыжеволосой девушке, которая в подземке была словно искра? Разумеется, и всегда только с благодарностью. Их короткий роман дал ему сил, чтобы пойти до конца, не сдаться. Ойтуш не рассказывал о ней Сати, так как знал, что и у нее есть от него секреты. Но сейчас все было в прошлом. Сейчас они были семьей.

**

Томас тренировался. Сати нашла его на импровизированной тренажерной площадке возле палаток офицеров - Айзек распорядился всем селиться в одном месте, чтобы ни у кого не было секретов от остальных. Сняв рубашку, парень подтягивался на турнике; взгляд Сати невольно скользнул по его оголенному торсу.

-Как отдохнула? - спросил он не оборачиваясь. Разумеется, Том уже знал, что она здесь.
-Неплохо. Отлично, - Сати подошла ближе. - А как у вас тут дела?
Конечно же, она имела в виду “у тебя”.
-Болтаюсь как говно в проруби, - Том подтянулся в последний раз, и его мышцы задрожали от напряжения.
-Айзек сказал, ты помогаешь с новичками, - Сати коснулась прохладного турника.
-Да, да. Копаюсь в мозгах всяких шизиков, - Томас явно был на взводе. Спрыгнув на землю, он устало выдохнул. - А ты зачем пришла? Поздороваться?

-Не только. Мне действительно интересно как ты, - Сати коснулась его плеча, но Томас, поморщившись, отстранился.
-Как я? Девушка, которую я любил, вышла за другого, - ответил он, пристально глядя ей в глаза. - Нужны еще объяснения?

Сати почувствовала, как трудно ей стало дышать. Конечно, она знала, что Тому нелегко. Она знала, что у него снова начались проблемы с телепатией из-за того, что он не может как раньше заниматься наукой. Мозговой центр подземки монополизировали Захри и Шин и все, что оставалось Томасу - это тренироваться до ломоты в мышцах.

-Тогда почему не уйдешь, как Мегани и ребята?
-Не знал, что ты ненавидишь меня так сильно, - Томас вытер лицо полотенцем. - Забыла, что мы все сейчас розыске? Вряд ли Раджи и Соичиро все еще живы.
-Я не это имела в виду, - начала было Сати, но Томас перебил ее:
-Сегодня тренировка на полигоне. Будем испытывать новое оружие.
Девушка поняла, что разговор окончен. Оставив Томаса одного, она направилась в офицерским баракам, чтобы немножко передохнуть.

Полигон стал отдельной достопримечательностью подземки. Его втайне от гражданских построили на соседней станции с одной лишь целью: тренировка бойцов личного состава.

“Дом убийств”, как называли его между собой офицеры, представлял собой большое пространство, разграниченное перегородками, совсем как в жилом доме. Перед каждой новой тренировкой их конфигурация менялась, чтобы создать эффект новизны. В “доме убийств” солдаты испытывали новые виды оружия, передвижение и ведение боя в замкнутом пространстве. После событий на корабле “Бастет”, Айзек заявил, что именно это их слабое место. Потеря Карен и Чанг была для него большой болью, и не только как человека, но и как главнокомандующего, который допустил ошибку.

Сегодня задачей группы было испытать новые нейроинтерфейсы, какие именно - Захария и Шин пока что держали в секрете. Надев индивидуальные экзоскелеты, солдаты бегом направились на станцию, тогда как “мозговой центр” под руководством Айзека ехал сзади на джипе.

-Ваша задача на сегодня очень проста, - произнес главнокомандующий, когда вся группа оказалась на месте. - Сыграть в “Захват трофея”.
Подняв забрала экзоскелетов вверх, Ойтуш и Сати внимательно смотрели на Айзека. Каждый раз, когда он говорил, что задача проста, их ожидало несколько дьявольски изматывающих часов.
-Мы начнем с трех команд, - продолжал киборг.

Ойтуш и Сати переглянулись, но Айзек вовремя добавил, что сам разобьет их.
В итоге Сати оказалась с меланхоличной Эвелин Кёртис, громила Ситис с десятилетней Фаей, а Ойтуш с великим неудовольствием объединился с Томасом.
Остальные офицеры переместились на специально построенный над “домом убийств” второй этаж, чтобы сверху наблюдать за игрой.

-Это еще не все, - сказал Айзек. - Шин, Захри!
Одаренные вышли вперед, чтобы пояснить техническую часть задания.
-В арсенале вашего экзоскелета есть двунаправленный НКИ - нейрокомпьютерный интерфейс, - сказал Захария. - Он позволяет объединять сознания партнеров во время операции, тем самым повышая эффективность каждого из них.

Пара человек удивленно присвистнула. Почти каждый из офицеров был одиночкой, не терпящим, когда ему приказывают. С одной стороны, это было неплохо, но когда дело доходило до совместных операций, отъявленные головорезы начинали вести себя как дети, которые не могут поделить игрушки в песочнице.
-Минимальный уровень интеграции - пятнадцать процентов, - добавил Шин. - Максимальный по умолчанию - восемьдесят, но я не советовал бы вам превышать его.
-Почему? - спросил Протон.
-На пятнадцати процентах интеграции партнеры смогут общаться без слов, тогда как объединение сознаний выше восьмидесяти процентов приведет к взлому воспоминаний обоих союзников. Работать в таком режиме трудно и неэффективно.

-А если я не хочу интегрироваться? - мрачно спросил Томас.
-Ваше право, - развел руками Захария, - Но это поставит вашу команду в неравные условия с остальными.
-Наша задача захватить некий трофей, верно? - уточнил Томас. - И неважно, какими средствами?
Захария стоял, словно оплеванный: как же это так - его гениальной программой и не желают пользоваться?

-Верно, Кэлвин-Смит, - пробасил Айзек. - И та команда, которая окажется слабее всех, будет драить подземку, пока мясо с рук не сойдет.
Сати взглянула на Томаса. Должно быть, сейчас он ненавидел киборга всеми фибрами своей души. Мало того что его поставили в пару с Ойтушем, так еще и заставили вновь подключаться к нему, как тогда, на Острове.
После каждая из групп получила электрошоковое оружие и цветной крест на спине. Перед тем как войти в “дом убийств” игроки вновь услышали голос Айзека, вещающий уже со второго этажа.

-Победу одержит та команда, которая быстрее всех отыщет трофей. Где он спрятан - не знает никто из здесь присутствующих, поэтому не надейтесь, что ваши способности облегчат вам задачу, - здесь киборг имел в виду никого иного, как Томаса. - Я и ваши товарищи будут следить за происходящим, поэтому постарайтесь не сильно опозориться.
С этими словами Айзек подкинул в воздух своих дронов и произвел холостой выстрел. Игра началась.

-Не думай, что я захочу интегрироваться с тобой, - негромко произнес Томас, когда они вместе с Ойтушем вошли в здание.
-Ты уже побывал в моей голове однажды. Ничего нового ты там не увидишь, - так же шепотом ответил Ойтуш: уж слишком тонкими были стены.
-Спасибо, мне хватило воспоминаний о том, как ты изменял своей жене, - саркастически заметил Томас, продолжая медленно двигаться по коридору.
-Будущей жене, - заметил Ойтуш уже чуть громче. В этот момент откуда-то сверху донеслась автоматная очередь.

-Это Кёртис! - двое парней быстро нырнули за угол. - Залезла наверх!
-Все из-за того, что ты слишком громко болтаешь! - шепнул Томас.
Все остальные группы уже интегрировались, и теперь перемещались практически бесшумно.
-Надо объединиться хотя бы на пятнадцать процентов, иначе трофея нам не видать! - сказал Ойтуш, и над его головой снова прозвучала очередь.
Томас вынырнул из укрытия, и наугад пальнул вверх, но Кёртис уже успела скрыться.

205202

“Хорошая попытка, Эвелин!” - мысленно шепнула Сати своей напарнице. Они интегрировались сразу на тридцать процентов, что позволило не просто общаться без слов, но и видеть чужими глазами. Однако в следующей комнате девушек ожидал сюрприз.
Едва они переступили порог, как сознание Эвелин окрасилось алым - именно так могла бы описать Сати состояние панического страха, который испытала ее напарница.
“В чем дело?” - спросила Сати, но тут же увидела все сама: одна нога Эвелин стояла прямо на мине. Стоило ей сделать шаг, как “черная вдова” сработает, и тогда беды не миновать. Вряд ли Айзек допустил, чтобы в “доме убийств” находились настоящие осколочные снаряды, но в любой операции лучше всегда готовиться к худшему.

Сати взглянула вверх: там, сверкая своим бионическим глазом, за ними неотрывно наблюдал глава сопротивления. А если бы его не было? Если бы Эвелин действительно попала в беду?
Тяжело вздохнув, Сати поставила свою ногу рядом с ногой Эвелин.
“Меняемся на счет три”.
“Я не могу, Сати. Это я виновата”, - меланхолия ушла из светло-серых глаз Кёртис.
“Больше нет одиночек. Мы одна команда. И потом - я смогу быстро восстановиться, что бы ни произошло”, - с вымученной улыбкой заверила ее Сати. - “Раз. Два…”
Вместо того чтобы произнести “три”, Сати резко толкнула Эвелин в сторону, наступая на мину своей ногой.
Взрыва не последовало. Вместо этого девушка почувствовала, как мощная электрическая волна проходит через ее тело…
“И на том спасибо, Айзек”.

-Ты слышал? - быстро спросил Томас.
-Что?
-С Сати беда, - Томас совсем забыл, что Ойтуш не может слышать ее мысли, так же как он. - Предполагаю, что в комнатах расставлены ловушки, о которых нам ничего не сказали.
-Тогда давай побыстрее закончим игру, - нахмурился Ойтуш.

Они перевели НКИ своего экзоскелета в режим пятнадцати процентной синхронизации. Это действительно было удобно и не создавало неприятных ощущений. Стоило лишь подумать об опасности, как твой партнер тут же воспринимал информацию, не теряя драгоценных секунд.
Ойтуш и Томас миновали еще с десяток комнат, которые оказались пустыми, и теперь, судя по координатам, оказались в самом центре “дома убийств”. Трофей определенно был где-то рядом. Вот только никто из них не знал, как он должен выглядеть.

“Я вижу его”, - Томас кивнул в сторону пульсирующего конуса, который стоял на столе, словно подарок.
“Это не трофей. Скорее всего, очередная ловушка”, - предостерег его Ойтуш.
“Без разницы. Я иду”, - Томас решительно направился к конусу, намереваясь схватить его.

“Подними забрало!” - мелькнуло в голове Ойтуша, но было поздно. Стоило Томасу коснуться предмета, так заботливо оставленного на самом видном месте, как яркая вспышка ударила по глазам. Ойтуш зажмурился, но было поздно: после того, как световая волна затухла, его глаза не могли адаптироваться еще минуту. И все же, благодаря защитным линзам экзоскелета, он не потерял зрение с концами.
Чего нельзя было сказать о Томасе.
“Я выбыл, Ойтуш”, - сказал он по прошествии десяти минут. - Я ничего не вижу.
В этот же момент где-то в глубине полигона донесся приглушенный вскрик Кёртис: их с Сати команда снова была в опасности.

Не дожидаясь согласия своего напарника, Ойтуш установил их НКИ на восьмидесяти процентный уровень синхронизации.
“Какого?!” - начал было Том, но тут же осекся. Теперь он мог видеть, пусть даже глазами Ойтуша.
“Просто покончим с этим и все”, - Ойтуш помог ему подняться с земли.

Захария и Шин не рассказали о самом главном преимуществе своего устройства. При интеграции до восьмидесяти процентов происходило не просто объединение сознаний: разум каждого из партнеров начинал работать не на десять процентов как обычно, а на все сто. Проникая в одну комнату за другой, Ойтуш чувствовал странное спокойствие: теперь он точно знал, в какой из комнат спрятан трофей, знал, что с Сати и Эвелин все будет в порядке, а еще видел абсолютно все ловушки, разбросанные по полигону. Он словно стоял там, на втором этаже, и видел “дом убийств” как развернутую шахматную партию.

Из-за поворота вылетела громоздкая фигура, помеченная красным крестом. Почти не глядя и не прицеливаясь, Ойтуш обезоружил Протона Ситиса до того, как тот успел хоть как-то отреагировать.
Томас двигался рядом словно тень; Ойтуш был уверен, что он ощущает ту же смесь спокойствия и уверенности в себе, которую в данной ситуации уместнее всего было бы назвать всемогуществом.
Трофей ждал их за поворотом: маленький бумажный фонарик, висящий под самым потолком.

“Бери. Он твой. Ты заслужил его”, - произнес Томас.
“Нет, ты бери”, - заупрямился Ойтуш.
Пререкаться не было времени: Фая была на подходе.
“Бери. Жена будет гордиться тобой”, - подумал Томас, и тут же пожалел об этом: чувства, которые он испытывал к Сати, накрыли его словно лавина. Нежность, влечение, желание защитить и обладать. И что было хуже всего: Томас понимал, что благодаря интеграции, Ойтуш сейчас видит то же самое.

-Вот оно как, - произнес Ойтуш, и его глаза недобро заблестели. - Друг, значит…
В следующую секунду его кулак метнулся к лицу Томаса.
Об игре можно было забыть. Двух парней быстро разняли, хоть они и успели начистить друг другу физиономии.

Айзек был крайне недоволен. Он присудил победу команде Ситиса и Фаи, так как Фая оказалась единственным игроком, дошедшим до финала. Сати подорвалась на электрошоковой мине, спасая Кёртис, а Кёртис была обезоружена Протоном.
За свою идиотскую выходку Ойтуш и Томас получили бонус в виде недельного мытья офицерских бараков.

-Что же такое с вами случилось? - спросила Сати уже на станции. Ойтуш сидел рядом и прикладывал грелку со льдом к разбитому носу.
-А чего его можно было ожидать от интеграции с врагом?
-С врагом? - Сати нахмурилась. - Наш враг там, наверху, и имя ему протекторий.
-А еще Роланд Грейси. Да, я знаю, - Ойтуш пристально взглянул Сати в глаза. - Просто мне неприятно, что он имеет на тебя виды.
-Уже нет. Мы обо всем поговорили.
-Если бы, - Ойтуш отвернулся, невольно прогоняя в мыслях воспоминания Томаса. Не укрылся от него и поцелуй, который Сати подарила ему перед уходом из небоскреба.
158337
Продолжение следует...

Читать Глава - 5
Читать Глава - 3