/ Ген Химеры II. Сеть

Глава - 2

"Поезд"

Неделей ранее

-Проголодалась? - спросил Джесси, все еще валяясь в кровати.
Обнаженная Лика стояла напротив панорамного окна с видом на вечерний Джамото-Ган. Она не стеснялась своего тела, ведь оно было чужим для нее.
-Лика? - снова позвал Джесси. Он провел рукой по смятым простыням: даже здесь в этом дешевском клоповнике заниматься любовью было в сто раз приятнее, чем в холодной подземке.
-Да, я просто задумалась, - отозвалась девушка, все также не отрывая взгляда от огней, стремительно проносящихся за окном.

Джесси подошел и молча обнял ее за плечи. Он знал, о чем думает его жена, он и сам думал о том же. Они были здесь чужими. Не только в Джамото-Гане, но и во всем Метрополе.
Лика подняла глаза от автострады и взглянула на их с Джесси отражение. Двое совершенно незнакомых людей. Он - пепельноволосый и голубоглазый, словно какой-нибудь слащавый актер из фильма для потребителей, а она - блондинка с горбинкой на носу и черными, цвета кофейной гущи, глазами. Да уж, они на многое пошли, чтобы на целых две недели уехать в свадебное путешествие. Но извечная паранойя не оставила пару даже здесь, в Джамото-Гане, курортном районе Метрополя на берегу моря, куда стекались на отдых все, кому не лень.

Первая неделя прошла сравнительно хорошо: смена обстановки, новые впечатления, солнце над головой, что было немаловажно после долгих месяцев в заброшенной подземке. Лику и Джесси не смущали даже тонкие стены отеля с пафосным названием “Небесный мост”, номер в котором они снимали.

Вторая неделя остро напомнила им о том, кем они были на самом деле: не потребителями, поглощающими лапшу в местных ресторанах, не избалованными выскочками откуда-нибудь из Окто-Гана, попивающими коктейли на пляже. Лика и Джесси были мятежниками, преступниками, объявленными в глобальный розыск. Пока они были здесь, наверху, там, в грязных катакомбах армия сопротивления готовилась к войне. И их место было там же.

-Куда пойдем сегодня? - с улыбкой спросила Лика, прогоняя ненужные мысли.
-А чего ты хочешь меньше: супа из генно-модифицированных рыб, как вчера, или смотреть шоу киборгов-трансвеститов?
Прошлым вечером они ужинали на крыше, в ресторанчике, где им подали рыбьи глаза, размером с человеческие.
-Рыбный суп, - усмехнулась Лика, рассматривая в отражении такие несвойственные для нее ямочки на щеках.

Одевшись, Лика и Джесси Скаллагрин спустились вниз. Воздух был плотным и очень влажным, отчего на лицах супругов тотчас же выступила испарина. Но это было лучше, чем в час пик в Саото-Гане, промышленном районе Метрополя, где из-за смога невозможно было дышать без кислородной маски.

Здесь, в восточной части города, земля была дорогая, а людей бессовестно много, поэтому Джамото-Ган с каждым годом рос преимущественно вверх. Даже рекламщики стремились занять каждый сантиметр не только земного, но и воздушного пространства. Усевшись за один из столиков, Лика и Джесси принялись рассматривать гигантские инсталляции, проплывающие над головой, огромные подвижные голограммы, устремляющиеся в небо. Был вечер, но в Джамото-Гане было светло как днем из-за всех этих огней и кислотных неоновых вывесок.

-Готовы сделать заказ? - любезно поинтересовался киборг на антигравитационной платформе.
-Эээ, - Лика нерешительно замялась; на секунду девушке показалось, что официант рассматривает ее слишком уж внимательно.
-Есть что-нибудь вегетарианское? - спросил Джесси.
-Рамен с овощами, - сказал киборг.
-Процент органики? - поинтересовался Джесси.
-Не меньше тридцати.
-Давайте. Две порции.
-Я буду только чай, - быстро добавила Лика с виноватой улыбкой. - Что-то я не голодна.

-С тобой все в порядке? - спросил Джесси, когда официант улетел.
-Немного странно себя чувствую, - призналась девушка. И правда: лицо Лики было бледным.
-Если хочешь, поедем домой завтрашним рейсом, - внезапно предложил мистер Скаллагрин, и тут же пожалел об этом: вдруг еще согласится. Все-таки он прожил в подземке почти год, тогда как Лика всего четыре месяца. И Джесси вовсе не спешил возвращаться к безвкусной пище, вечному холоду и тренировкам в компании отъявленных головорезов.

-Серьезно? - так и есть: Лика обрадовалась его предложению.
-Нуу, - протянул Джесси. Конечно он согласится, если его жена будет настаивать.
-Разве у тебя нет чувства, что мы здесь впустую теряем время? - наклонившись ближе к нему спросила Лика.
-Это отдых, - возразил Джесси, глядя в ее непроницаемые черные глаза. - Он и должен быть таким.
-Ты не забыл, что война… - начала было Лика, но парень предупредительно коснулся ее коленки под столом. Даже здесь, в этом краю маргинальных элементов, нужно было соблюдать осторожность. Любое небрежно кинутое слово о сопротивлении или войне, могло привести к очень неприятным последствиям. И тут не спасет даже перемена внешности.

-Ты помнишь, что велел нам Айзек? “Отрывайтесь, чертовы молодожены, и чтоб две недели я вас не видел”. Это приказ, знаешь ли, - заметил Джесси. Хотя для него возвращение в подземку означало навсегда распрощаться с тошнотворной внешностью патлатого блондина, чего парень, признаться, страстно желал с момента как увидел себя в зеркале.
-Это еще не все, - продолжила Лика. - Мне не помешало бы проконсультироваться с вр…
В этот момент к ним подлетел официант с порцией рамена и чаем.

-Ваш заказ, мистер и мистер.
-Мистер и миссис, - на автомате поправил Джесси. Он уже привык, что у некоторых местных плохо с идентификацией по половому признаку.
-Что, прости? Ты не договорила, - Джесси с аппетитом принялся поглощать рамен.
-Ничего, - Лика разглядывала на свет чай. - Так значит, уезжаем завтра?
Джесси послушно покивал. Органики в его заказе было меньше тридцати процентов, но вкусовые усилители позволили с лихвой это скрыть.

Они действительно пошли на многое ради свадебного путешествия. Изменение внешности, пусть даже временное - длительный и болезненный процесс. Зато после ринопластики, пластики ушных раковин, век и много чего еще, ни один сканирующий дрон в Метрополе не дал бы мистеру и миссис Скаллагрин и пятнадцати процентов сходства с террористами.

Чтобы беззаботно отдыхать две недели, понадобилось не просто два пиратских чипа с безупречной репутацией, но и нехилое вмешательство в архив протектория. Стараниями Захарии Матиаса, новоиспеченная супружеская пара получила на время личности почивших от дот-вируса реальных супругов Скаллагрин. И все равно, отправляя своих лучших офицеров в отгул, Айзек очень волновался. Скрипел зубами, затачивал тесак и грозился размозжить им черепушки, если осмелятся вернуться раньше. Не воспользуются возможностью, которая выпадает раз в жизни. И все же Джесси был уверен: главнокомандующий будет рад их досрочному возвращению.

-Значит уезжаем, - отозвался Джесси.
-Но впереди еще целая ночь, верно? - с улыбкой шепнула Лика, касаясь его ноги своей обнаженной стопой.

**

На вокзале было людно, даже не смотря на ранний час воскресенья. Купив билеты, Лика и Джесси устроились в прохладном зале ожидания, наполненном пением птиц и свежестью живых деревьев. Гиперпоезда ходили исправно каждый час, соединяя три района Метрополя в единый организм при помощи огромной вакуумной трубы. Она тянулась из Саото-Гана в Джамото-Ган, петляя, словно змея, а поезда в ней скользили словно молнии, доставляя пассажиров из одного конца города в другой за считанные часы.

-Поезд что, задерживается? - изумился Джесси, вытаращив глаза на табло. Через полминуты это подтвердилось: напротив их рейса загорелось оповещение “рейс отложен”.
-Не из-за нас? - шепнула Лика, на что парень лишь пожал плечами.
Пассажиры, ожидающие тот же поезд, недовольно заворчали, уведев объявление. Что-что, а с транспортом в Метрополе проблем никогда не возникало.

Если бы семью Скаллагрин, точнее тех, кто выдавал себя за нее, разоблачили, парня и девушку взяли бы уже на входе в здание вокзала. Или даже у ворот отеля. Протекторий не стал бы отменять поезд только из-за них, и все же недоброе предчувствие закралось в душу Лики и Джесси. Поэтому, увидев заставку спецвыпуска новостей, они оба чуть ли не подпрыгнули на месте.

После короткого музыкального вступления на стене вместо табло появилось лицо мужчины. Ясные голубые глаза, короткие, чуть вьющиеся волосы с сединой на висках, безупречные белые одежды, а на груди небрежно накинутый жемчужного цвета шарф - Роланда Грейси двое преступников узнали без труда.

-Добрый день, достопочтенные жители Метрополя. С вами говорит владелец и президент Острова одаренных, Роланд Грейси, - его лицо было таким крупным, что можно было различить каждую морщинку. - И от лица всего Третьего класса я прошу вашей помощи.
Люди на вокзале оторвались от своих дел и теперь внимали звукам его раскатистого, отдающегося эхом, голоса.

-Как вам известно, четыре месяца назад на Острове произошли чудовищные события. Группа людей по предварительному сговору совершила покушение не только на жизни граждан Третьего класса, но и на последние научно-технические разработки. Их силами был уничтожен ряд проектов, которые через пару лет принесли бы плоды для всего человечества.

-Конечно, их имена и лица вам хорошо известны, - продолжал вещать Грейси. - Но позвольте немного поговорить о том, кто же они.
Лика и Джесси незаметно переглянулись.
-Прежде всего, это психически больные люди. Станет ли человек в здравом уме уничтожать лекарство против чумы нашего века - вируса A1N7, более известного, как дот-вирус? Из-за этих террористов, именующих себя гордым словом “сопротивление” наш мир остался без противоядия.

Лика возмущенно сжала кулаки, но Джесси только покачал головой. Грейси настраивал общественность против них уже давно, но настолько откровенную ложь они слышали впервые.

-Я обращаюсь к вам, достопочтенные граждане Метрополя, не ради себя, не ради Третьего класса, а ради вас самих, - президент наклонился вперед, словно хотел вылезти из стены. - Если вам станет хоть что-то известно, если вы услышите странный шепоток, если заметите, что ваш коллега на работе ведет себя странно - пожалуйста, сообщите.
На стене появился номер горячей линии.

-А вам, сопротивление, я хочу посоветовать только одно, - Грейси придвинулся еще ближе, если это было вообще возможно. - Сдавайтесь. Пойдите навстречу протекторию, и ваша смерть будет легкой. У вас нет шансов победить, и вы знаете об этом. Классы были, есть и будут основой этого мира, и вам, кучке отъявленных психов, никогда не изменить это.

С этими словами Роланд Грейси исчез, а по стене медленно поползли лица и фамилии вышеупомянутых “психов”: Томас Кэлвин-Смит, Шин Эйлер, Мегани Соичиро, Рама и Камал Раджи, Эвридика Эвери и два последних, самых крупных - Ойтуш Эвери и Сати Лаллеман.

-Сраные ублюдки, - возмутился мужчина в чалме. - Уничтожить сыворотку! Чтоб они в аду горели.
Несколько других пассажиров присоединилось к его возмущению, но в несколько более мягкой форме.

Джесси взглянул на Лику: ее губы были плотно сжаты, а в глазах читался страх застигнутого врасплох зверя. Наверняка он и сам выглядел не лучше. В этот момент лица преступников исчезли со стены, вновь уступая место табло с расписанием гиперпоездов.
-Гляди! - радостно воскликнул Джесси. - Наш поезд!
Оповещение “рейс отложен” поменялось на “прибывает на платформу №1”.

Однако вздох облегчения пришлось отложить. Гладкая сверкающая капсула гиперпоезда показалась в вакуумной трубе. Люди направились к дверям, уже предвкушая, как уронят свой зад в удобнейшие кресла. Но не тут-то было. Стоило дверям распахнуться, как тысячи бумажных листовок взметнулись в воздух, быстро заполняя собой не только платформу, но и все здание вокзала.
Они кружились в воздушных потоках, словно маленькие изворотливые птицы, выскальзывали из рук блюстителей порядка, шуршали и порхали, создавая всеобщий хаос.

-Сколько же их здесь? - произнес кто-то, наблюдая за тем, как из вагона гиперпоезда продолжают вылетать все новые и новые листовки.
Джесси поймал одну и от удивления едва ли не забыл как дышать.
-Протекторий! Твои дни сочтены! Война началась, присоединяйтесь к сопротивлению пока не поздно, - он зачитал Лике то, что было написано на бумажке.
-Сопротивлению? - переспросила девушка, разглядывая крупные буквы “ОО”, нарисованные на обороте.
-А ну дай сюда! - грубо потребовал полицейский. Лика повиновалась, и он тут же сунул листовку в измельчитель.

Здание вокзала оцепили, как при карантине, и затеяли уборку на два часа. Когда Лика и Джесси вновь ступили на платформу, от листовок не осталось и следа. Кто смог организовать этот акт неповиновения? Кому под силам было напичкать поезд бумагой, да еще и со столь откровенным призывом к войне? У Айзека и его команды явно были дела поважнее.

Эти и другие вопросы застыли на губах двух супругов, покидающих Джамото-Ган. Через несколько часов им предстояло вернуться в подземку и снова стать тем, кем они являются: преступниками, объявленными в глобальный розыск, Ойтушем и Сати Эвери.

tumblr_inline_o28vbkuC7P1r19dv9_1280
Читать Главу - 3

Читать Главу - 1