/ Ген Химеры II. Сеть

Глава - 13

"Двойник"

Сожжение двадцати трех офицеров стало не только великой болью, но и большим единением. Еще никогда Ойтуш не видел, чтобы столько сочувствующих людей объединилось в одной общей молитве, в одном плаче. В это непростое время жители подземки вмиг стали ближе друг к другу: сильные помогали слабым, а соперники забыли про свою неприязнь.

Через два дня после трагедии, был устроен общий поминальный ужин, на котором Айзек обратился к людям, чтобы принести соболезнования и поделиться своими планами.

-Я прошу у вас прощения, - сказал он, вставая из-за стола. - За то, что в последний момент изменил свой план и не послал наверх больше людей.
Бионический глаз киборга мерцал, преломляя свет от костров. Ойтуш знал, что Айзеку потребовалось несколько дней, чтобы прийти в себя, и теперь, как выразилась Сати, он “вновь был готов обернуть трагедию в свою пользу”.

-Мы все одна семья, и теперь я чувствую это как никогда, - продолжал глава сопротивления. - А в семье принято вступаться друг за друга.
Он обвел глазами лица людей, обращенных в его сторону. Айзек умел говорить, и говорить так, что его слушали.

-Я хочу, чтобы каждый из вас, кто еще не присоединился к оппозиции, не теряя ни дня прошел курс начальной подготовки и получил оружие, - сказал Айзек, с каждой фразой повышая голос. - Несколько дней назад мы проиграли битву, но в следующей - и я вам это обещаю - мы победим.
Люди одобрительно закивали, и лишь единицы продолжали смотреть в свои тарелки. Среди них была и Сати. Она больше не верила Айзеку.

На удивление ужин закончился хорошо; впервые за долгое время люди расходились по домам не с кислыми лицами. Все-таки жизнь продолжалась, и горевать слишком долго означало оскорблять тех, кто погиб за свободу и мир.

Сати ушла раньше, и Ойтуш возвращался домой один. В последнее время они много спорили, особенно по поводу согласия и несогласия с идеями Айзека. Хотя, думал Ойтуш, для беременной на середине срока Сати вела себя вполне адекватно. Зои Атли предупреждала, что она может стать раздражительной и требовательной, но пока что миссис Эвери ограничивалась лишь непревзойденным упрямством.

Сам того не заметив, Ойтуш вышел к железнодорожным путям. На них все еще лежали цветы, что принесли сваами в память о погибших. Кое-где между увядших листьев горели свечки в жестяных гильзах.

“Им не легче от этого”, - подумал Ойтуш, вспоминая Протона Ситиса. Тот всегда говорил, что лучше бы сваами выращивали больше картошки, чем какие-то розы и хризантемы. Воспоминания о друге заставили Ойтуша грустно усмехнуться.

Неожиданно резкий озноб прошиб его от макушки до пят. Рука на автомате метнулась к оружию на поясе, но инстинкты подсказывали, что эта опасность совсем другого рода. Он снова был поблизости.

Нет, это были вовсе не галлюцинации: сознание Ойтуша было как никогда свежим, а чувства обостренными до предела. Силой воли он заставил свою руку опуститься и, сдвинув брови, принялся вглядываться в темноту.

-Наконец-то, - вкрадчиво произнес мужской голос в паре метров от него. - Наконец-то ты перестал убегать от меня как трусливый мальчишка.

Незнакомец шагнул из темноты туннеля. Элегантный костюм, начищенные ботинки и шляпа были так же неуместны в подземке, как белый медведь в джунглях. И хотя Ойтуш окрестил этого типа “незнакомец”, правильнее было бы назвать его “близнец”.

-Сейчас ты спросишь, кто я такой, хотя ответ вполне очевиден, - собственные губы растягивались в наглой усмешке. - Я это ты, Ойтуш Эвери.
-Бред! - выпалил Ойтуш.
-Бред! - словно эхо откликнулся “дубль”, и тут же рассмеялся.
-Ты не можешь быть мной, - Ойтуш продолжал стоять на своем.
-А что ты представляешь из себя? Давай разберемся.
“Дубль” прищурился и шагнул ближе.

-Ты - это результат слияние генетического материала Эрики и Марка Эвери, не модифицированный, но тем не менее, не лишенный острого ума и многочисленных талантов. Ты человек с геномом из двадцати трех пар хромосом, тогда как я...
Двойник сделал паузу, для того, чтобы финал его тирады прозвучал еще эффектнее:
-… твоя точная копия, с разницей лишь в том, что я одарен, а ты нет.

Признаться, на Ойтуша это не произвело должного впечатления. Больше его волновало другое:
-Откуда ты взялся здесь?
-Скажу тебе честно, - двойник развернулся и зашагал в другую сторону, держась подальше от света. - Я не знаю. Более того, я могу задать тебе встречный вопрос: зачем ты вызвал меня сюда?

Вот еще. Последнее замечание ставило Ойтуша в тупик.

-Ты что, дьявол? - парень позволил себе усмехнуться, хоть и довольно нервно.
-Я человек, говорю же, полностью идентичный тебе за исключением одаренности, - второй Ойтуш сбросил с лица ухмылку. - Я здесь из-за тебя или благодаря тебе, уж не знаю.
-Ты пришел из Метрополя? - оригинальный Ойтуш почувствовал резкое нервное истощение и был вынужден присесть на рельсы.
-Мое существование несколько отличается от твоего, - пояснил двойник. - Наши линии жизни сходны, за исключением нескольких нюансов, о которых мне никогда тебе не поведать.
-Почему?
-Почему? - в тон ему переспросил второй Ойтуш. - Муравей не способен видеть человека; его ограниченное мышление не в силах вместить в себя такое понятие как “человек”, хотя, возможно, он и подозревает о том, что существует некая высшая сила, способная оборвать его жизнь в одну секунду. Так и мы. Людям может быть известно о том, что существует несколько, да что там - бесконечное множество параллельных реальностей, но они никогда не способны будут постичь их устройство и понять механизм действия.

-Ты соврал, что мы одинаковые, - перебил Ойтуш. - Я не умею нести чушь с таким умным видом.
Двойник разочарованно покачал головой:
-Я бы не советовал ссориться со мной. По твоей вине я оказался здесь, а значит, однажды я пригожусь тебе.
-Зачем этой реальности еще один я? - Ойтуш не до конца понимал сказанное дублем, но общую идею все же уловил.
-Я бы тоже хотел узнать это.
Казалось, что неприязнь между ними начала исчезать.

-Почему ты прячешься здесь? - спросил Ойтуш.
-Никто не должен знать о том, что я существую, - двойник поправил шляпу, и Ойтуш заметил, что она была оттеснена оранжевой лентой.
-Почему?
-Равновесие не должно быть нарушено.

Сказав это, дубль принялся раскачиваться, переступая с пятки на носок. При этом он то появлялся на свету, то вновь уходил в тень, словно балансируя на границе двух реальностей.
-Равновесие? - спросил Ойтуш, не отрываясь глядя на его завораживающий “танец”.
Но незнакомец не ответил; в какой-то момент он качнулся сильнее, и тьма пожрала его вместе с кожаными ботинками и шляпой.

“Либо я очень сильно болен”, - подумал Ойтуш, - “Либо действительно столкнулся с чем-то необъяснимым”.
Но на этом сюрпризы не закончились.
Стоило таинственному двойнику исчезнуть, как темнота туннеля вновь пришла в движение. На этот раз идущие обнаруживали себя гулкими шагами, и судя по их шелестящему топоту, на станцию направлялось не менее дюжины человек. Совсем скоро из-за поворота трубы показались свет от фонариков, бегло шарящий по стенам.

-Какого черта?! - не удержался Ойтуш и сделал два предупредительных выстрела вверх. Однако к его величайшему удивлению, пули замерли в метре над его головой, а затем со звоном упали на рельсы. Кто бы ни пришел в подземку на этот раз - он обладал большой силой.

Они приближались все ближе и ближе - толпа одаренных, с легкостью обошедшая дозорных на постах. Их не остановили вооруженные до зубов охранники, не остановит и офицер, на свою голову оказавшийся в столь поздний час один в трубе. Однако чем больше расстояние между ними сокращалось, тем сильнее Ойтуш чувствовал их как единый организм, сообщество, объединенное общей идеей.
Именно поэтому он не стал поднимать панику, а спокойно дождался, пока гости подойдут поближе.

-Вы к нам не с войной, верно? - спросил он, когда отряд из пятнадцати-семнадцати человек остановился напротив него.
-Верно, Эвери, - произнес высокий крепкий парень. В отличие от Протона Ситиса у него были лукавые глаза, выражающие острый интеллект.
-Отряд Одаренных, - Ойтуш не спрашивал, а констатировал факт. - Идемте. Я провожу вас к Айзеку.

**

Разумеется, Айзек ждал непрошенных гостей, именно для этого ему нужны были “крысоловы”: стайка дронов-разведчиков, посылающих информацию непосредственно в его кибернетический мозг. И в отличие от Ойтуша, глава сопротивления вовсе не был готов принять Отряд Одаренных с распростертыми объятиями.
Он вышел навстречу, ведя за собой группу из десяти офицеров, облаченных в экзоскелеты. Быстро проанализировав их движения, Ойтуш пришел к выводу, что это были новобранцы: он и сам двигался так же неуклюже в первые полтора месяца.

-Как предпочтете умереть, дамы и господа? - громогласно произнес киборг, лязгая хромированными суставами.
Высокий парень, возглавлявший сообщество Третьего класса, сделал шаг навстречу.
-Плечом к плечу с вами, - сказал он, глядя Айзеку в глаза.
Вместо ответа тот смерил пришедших уничижающим взглядом.
-НКИ в режим боевой готовности, - коротко приказал он бойцам.

-Ваши НКИ не работают, - с грустной улыбкой констатировал одаренный. - Майан временно вывела их из строя. Заблокировала.
-Мой не отвечает, - сообщил один из молодых офицеров Айзека. - Я не мог сдвинуться с места.
-И я, - донесся еще один возглас.
-Молчать! - осадил их Айзек. Ойтуш мог лишь догадываться о том, как он сейчас негодует, хотя внешне глава сопротивления был спокоен.

-Значит, придется по старинке, - сказал Айзек, извлекая из ножен свой пахнущий кровью тесак.
“Неужто он планирует драться с ними?!” - подумал Ойтуш. Он не сомневался в сокрушительной мощи Айзека, но против группы одаренных, способных останавливать пули и блокировать управление экзоскелетом, он вряд ли справился бы.

-Лазарус? Лазарус Уик? - удивленно воскликнула Сати. Она подоспела как раз вовремя; еще немного и заварушки было бы не избежать.
-Лаллеман? - кажется, Лазарус был удивлен не меньше нее. Даже Айзек на секунду оторопел и опустил свое смертоносное оружие.
-Была, в прошлом, - ответила Сати. - Как вышло, что ты теперь вместе с ними? Ты же был… полным придурком.
-Был. В прошлом. - парень усмехнулся, словно находился не на волосок от смерти, а болтал со старым другом за чашкой чая. - Ты тоже неплохо притворялась.

Казалось, Айзека всерьез задело, что его слова не берут в расчет.
-В своих рядах, - начал он, принимая боевую стойку. - Я не допущу братания с врагом. Отойди в сторону, Эвери, иначе твоя голова полетит с плеч вместе с его черепушкой.
Произнеся это, киборг двинулся на Уика, намереваясь рассечь его пополам.
-Майан, - тихо произнес Лазарус, и совсем юная девушка с двумя черными длинными косами откликнулась на его зов. Она соединила кончики пальцев и направила руки ладонями от себя, словно создавая невидимую преграду. В ту же секунду на теле Айзека заиграли мускулы, словно огромная сила препятствовала его движению.

-Майан - отличный кинестетик, - спокойно сказал Лазарус. - Она не даст тебе навредить нам.
Но киборг был несокрушим словно скала. Преодолевая невидимые путы, он двигался. Медленно, словно в воде, сжав зубы, будто бы каждое движение причиняло ему невероятную боль. Он поднял тесак над головой, и Ойтуш заметил, как из стыков его человеческого и бронированного тела засочилась кровь.
“А она сильна, эта Майан”, - подумал Ойтуш. - “Если может удержать такую здоровую махину”.

-Ты силен. Свиреп как ураган, Айзек, - говорил Уик, спокойно наблюдая за приближающейся угрозой. - Но в одиночку тебе не справится с протекторием.
Вместо ответа рот киборга исторг нечто вроде рыка.
“Он сейчас развалится на части!” - в ужасе подумала Сати, глядя как лопнули его икроножные мышцы. - “Неужели никто не вмешается?”

Неизвестно было, кто победит: талантливый кинестетик Майан, едва не теряющая сознание от усердия, или же киборг, что ставит дело чести превыше своей жизни. Развязка оказалась предсказуемой: когда тесак Айзека оказался в сантиметре от головы Лазаруса, он спокойно отошел в сторону, и тело киборга, вмиг приобретшее былую скорость, на полном ходу врезалось в ангар. Через секунду оттуда донесло звериное рычание, полное боли и ненависти.

-Из-за вас я потерял два десятка бойцов, - произнес Айзек, с трудом сбрасывая с себя куски стали, смятые словно фольга. - Нам не нужна ваша помощь!
Он сплюнул на землю темно-багровый сгусток и вытер рот тыльной стороной механической кисти. Затем, в твердой решимости продолжить битву, вытащил нож из обломков ангара.

-Ошибаешься Айзек! - произнес голос, в котором Ойтуш без труда узнал Томаса Кэлвина-Смита. - Мы у них долгу.
Телепат был здесь. Должно быть, спешил, чтобы не опоздать на самое интересное. Вместе с ним была девушка, высокая, коротковолосая, замотанная в тряпки, как носят на юге. На секунду Ойтуш подумал, что сейчас-то Айзек отыграется на Томасе, что попался под горячую руку, но глава сопротивления оставался неподвижным. Уставившись перед собой невидящими глазами, он смотрел те картины, что посылал в его сознание одаренный, и, как не странно, такой метод сработал.

-Значит Черная вдова, - наконец задумчиво произнес Айзек, выходя из транса.
-По ее вине мы потеряли многих ребят, - сказал Лазарус. - Враждуя друг с другом мы только упростим ей задачу.
-Упрощать задачу врагу мне не по душе, - киборг вложил тесак обратно в ножны и внимательно оглядел своих новых союзников. - Что ж, раз уж вы собрались умереть плечом к плечу с моим отребьем… Добро пожаловать.

46625a7bf5a79458b24752b32ddafd92

Читать дальше Глава - 14

Вернуться назад Глава - 12