/ Рассказы

"Эмоциональ"

— Эмоциональ Эн-81? — спросил техник, сверяясь с журналом.
Дымчатая субстанция приблизилась к молодому человеку, и легонько коснулась его руки. Контакт был не слишком приятным — как если подержать руку над ледяным паром — но техник знал, что это всего лишь погрешности его восприятия.

— Мне нужно задать тебе несколько вопросов, — несколько смущенно произнес молодой человек. — Это стандартная процедура.
— Конечно, Джек, — эмоциональ заискрилась, словно заигрывала с ним. — Я знаю. Задавай.

— Ты отдаешь отчет, что ты находишься в симуляции? — начал техник.
— Да, Джек.
— А в том, что ты — копия человеческого существа?
— Да, Джек, — Эн вновь начала переливаться. — Ты забыл добавить «всего лишь копия».
Техник сделал вид, что не слышал. Он давно научился угадывать ее настроение, и знал, что сейчас Эн-81 дурачится. И все же ему нужно было быть начеку. Такая у техников работа — следить за тем, чтобы эмоционали сохраняли критичность своего сознания.

— Тебя что-нибудь тревожит, эмоциональ Эн-81?
— Просто Эн, ладно, Джек? — попросила субстанция и вытянулась в тонкую трубочку.
Такие фразы всегда ставили техника в тупик.
— Ладно, — кивнул он. — Можешь принять привычный тебе облик.

Спустя пару секунд перед Джеком уже сидела невысокая брюнетка с выразительными глазами, подведенными стрелками, родинкой над верхней губе и шикарным бюстом.
«Неужели в реальности она точно такая же?» — с замиранием сердца подумал техник.

Ни к одной эмоционали он не питал такой симпатии как к Эн. Джек Делмар готов был проводить с ней все свое время, но, к несчастью, его рабочий день оканчивался ровно в пять вечера. В пять ноль пять он просыпался в своем кресле, снимал с головы датчики, готовил отчет для начальства и уходил домой. Чтобы всю ночь грезить об Эн, живущей в симуляции.

**

Штаб командования, 23:01

— Майор Стэйдж?
Должно быть, Ниа заснула прямо за рабочим столом.
— Слушаю вас, капитан, — хрипло произнесла она, пытаясь сфокусироваться на человеке в военной форме.
— Наступление через час, майор, — капитан Грейп стоял в дверном проеме, а его наполовину кибернетическое лицо выражало высшую степень концентрации.
— Принято, — кивнула Ниа.

Через час, значит через час. Она взглянула на часы: с момента последней дозы прошло часов пять, не меньше.
Она достала из верхнего ящика прозрачную ампулу и набрала полный шприц. Укол. Безболезненный — должно быть, нервные окончания давно атрофировались. С тех пор, как террористический отряд Клейта начал использовать галлюциногенный газ, лизитаниум был разрешен для широкого применения. Ниа Стэйдж не могла вспомнить, как давно подсела на него, но то, что эмоции не посещали ее уже больше года — было ясно абсолютно точно.

**

Ущелье Ортеги, 5:32

— Только взгляни на нее, — шепнул капрал, шедший позади Стэйдж. — Несколько десятков духов уложила. И часть из них — голыми руками.
— Баба с яйцами, — отозвался его напарник. — Со стальными, как и ее конечности.
— Нет, — покачал головой капрал. — Это все лизитаниум. Блокирует эмоции на уровне физиологии. Смотри: она по колено в кровище и в дерьмище, а ей хоть бы хны. Все потому что чувства атрофированы.
— Зато слух отличный, — не поворачивая голову, отозвалась майор Стэйдж, и оба капрала тотчас же прикусили язык.

Невысокая девушка с черным каре и родинкой над верхней губой, развернулась и неторопливо подошла к ним.
— Когда мы начинали воевать, не было никаких щитов, — сухо сказала Ниа, скользя по испачканным в пепле лицам солдат. — Мы чувствовали каждую атаку Клейта… Этот животный страх, который вызывает галлюциногенные газ… Наша кровь была пропитана им.

Молодые люди переглянулись. От взгляда окровавленной женщины, не способной испытывать эмоции, им было не по себе.
— Сейчас вы сражаетесь по прикрытием щита, и вам не ведом страх. Видения, приводящие в неописуемые ужас, картины отвратительных монстров, поедающих ваши внутренности, — продолжала Ниа Стэйдж, осматривая свой кибернетический протез руки на предмет повреждений. — Мы, первое поколение, прошли через все это. И только лизитаниум помог нам не сойти с ума.

— Но каково это — жить без эмоций? — набравшись смелости, спросил капрал.
Но Стэйдж было чуждо чувство обиды или неполноценности. Ее карие глаза, кажущиеся пустыми, скользнули по лицу капрала так же безразлично как по горе трупов.
— У меня есть миссия — уничтожить отряд Клейта. Точка. Мое тело всего лишь механизм, — сказала она. О да, в это легко было поверить. Большинство «старичков» носили уродские механические протезы, и Стэйдж не была исключением.
— Но, — добавила Ниа, — После окончания контракта я получу новое тело. Молодое, здоровое, сексуальное.

Капралы вновь переглянулись. Она действительно была хороша, эта майор Стэйдж, даже в этом потрепанном теле.
— Вы сейчас говорите о программе страхования эмоций? — уточнил один из молодых людей.
— Да, о ней, — кивнула Ниа. — Пока я здесь воюю, моя точная эмоциональная копия живет в симуляции. И когда через год мой контракт истечет, мою эмоциональ, мои воспоминания и личность зальют в новое тело. Тогда как это, — Ниа сплюнула по ноги. — Кремируют. Я обрету новую жизнь.

Майор Стэйдж давно забыла, что такое надежда. И все же, описанное будущее давало ей некое ощущение удовлетворенности и уверенности в завтрашнем дне.

**

Штаб командования, девять месяцев спустя.

— Вы слышали о новом солдате? Кажется, его имя Джек Делмар, — сказал капитан Грейп за обедом.
— Тот самый тип, который продолжал наступать, даже когда щит засбоил? — уточнил лейтенант Калебус. — Шизанутый малый.

Ниа Стэйдж оживилась. Не эмоционально, скорее, на уровне инстинктов. Это имя однозначно было ей знакомо.
— Что, испытал на себе атаку Клейты? — спросила Стэйдж, отпивая кофе.
— От и до, — покивал капитан, поджав губы. — Сейчас с ним работают наши психологи. Но, кажется, он держится молодцом.
— Я должна увидеть его, — после секундного раздумья произнесла майор.

Молодой человек выглядел помятым. Он сидел на стуле, покачиваясь взад и вперед, а его взгляд был устремлен в одну точку.
— Есть один способ прекратить это прямо сейчас.

Ниа Стэйдж стояла перед ним, сложив руки на груди. Она внимательно вглядывалась в лицо солдата, пытаясь отыскать знакомые черты, но все было тщетно. Джек Делмар был незнаком ей.

— Да. Лизитаниум, — наконец подал голос солдат. — Я знаю. И я откажусь.
— Зачем? Что это за упрямое геройство? — майор нахмурила брови: она продолжала делать так по привычке.
— Не геройство, нет, — Джек поднял на нее измученное лицо. — Ты не помнишь меня.

Последнюю фразу он произнес скорее обреченно, чем вопросительно. Ниа коротко мотнула головой.
Джек рассмеялся. Стэйдж давно разучилась понимать эмоции людей, но этот смех мог принадлежать лишь глубоко отчаявшемуся человеку.

— Я ведь я здесь из-за тебя, — сказал он.
В комнате повисло тяжелое молчание.
— Поясни, — потребовала Ниа.
— До того, как я попал сюда, я был техником в колонии Рай-2, — начал Делмар. — Это симуляция, в которой…
— Живут эмоционали. Я в курсе, не объясняй, — бросила Ниа.
На короткий миг взгляд Джека потеплел.
— Твоя эмоциональ всегда перебивается меня, — сказал он. — Точно так же, как и ты.
Так. Пора было кончать с этим.

— В твоем голосе явно прослеживаются нотки симпатии, которую ты, вероятно, испытываешь к моей эмоциональной копии, — сухо сказала майор Стэйдж. — Если ты пришел сюда, чтобы — как выражаются наши капралы — замутить со мной, то вынуждена разочаровать тебя.
Лицо Джека мрачнело словно туча.
— Я ничего не чувствую, — сказала Ниа. — Я убила в себе чувства, чтобы выиграть эту войну. А мой отравленный и изношенный организм годится лишь для того, чтобы быть молотом в руках правосудия.

— Ты не получишь новое тело, — выпалил Джек Делмар. — Никто не получит.
Ниа молчала, и он решил, что может продолжить.
— Понимаешь, это чертовски дорого — выращивать тело с нуля. Другое дело орган или ткань. Но тело… — молодой человек развел руками. — Только высшие правительственные чины обладают такой привилегией. Всех остальных… просто дурят.

Майор Стэйдж продолжала молчать. Будь она столь же эмоциональной, как раньше, давно бы кричала и протестовала. Но сейчас ее мозг попросту не мог обработать полученную информацию.
— Откажись от лизитаниума, Ниа, — Джек встал со стула, чтобы приблизиться к ней, но женщина предупреждающе выбросила руку вперед. — Через несколько месяцев твой организм очиститься, и тогда… Я знаю, какой замечательной ты можешь быть. Я знаю твою эмоциональ…

— Замолчи. Умолкни, — глаза майора Стэйдж нехорошо блеснули. В этот момент она ощутила, как этот незначительный человек пытается вторгнуться в ее личное пространство, нарушить распорядок, выстроенным годами.
— Ниа, пожалуйста! — Джек сделал шаг навстречу. — Я не хочу терять тебя!

Раздался выстрел. Спустя еще пару мгновений тело бывшего техника упало на пол с дыркой во лбу.

— Ты нарушил субординацию, солдат Делмар, — холодно произнесла майор и вышла из комнаты. На ходу вколола себе двойную дозу лизитаниума.
Даже если допустить, что ей не светит новая жизнь… Имеет ли это значение, пока отряд Клейта все еще на свободе?

**

Колония Рай-2, две недели спустя.

— Простите, вы не знаете, где наш старый техник? — эмоциональ Эн-81 с трудом могла поддерживать форму: то растекалась, словно туман, то сворачивалась в штопор.
— Джек Делмар? — новый молодой техник любовно поправил свой бэйдж. — Не знаю. Должно быть, в отпуске.
— Понятно, — Эн вновь растеклась по лужайке густым туманом.
— Пожалуйста, Эн-81! Соберитесь! — техник умоляюще сложил ладони. — Мне нужно задать вам парочку стандартных вопросов.