/ Рассказы

«Дыши (Ингалятор)»

Этого парня зовут Энжи Лиг. И сейчас он, как и миллиарды людей во всем мире, достанет из внутреннего кармана свой ингалятор, встряхнет и сделает два пшика в рот согласно инструкции. Больше не надо, иначе голова расколется от боли уже к обеду. Необходима доза, эти самые “два пшика” сделают свое дело моментально: бронхи расширяться, и дышать станет легче, временно разумеется.

Ингалятор помогает бороться с Миазмами, но не убивает их до конца. Кто-то таскает с собой баллон с кислородом, но Энжи может им только позавидовать. Из-за своей работы он вынужден быть мобильным и легким, а в метро в час пик с баллоном не побегаешь. Ингалятор легче. И быстрее. И удобнее, чего уж там. А то от всех этих носовых катетеров нос сохнет и шелушится. Да, содержимое ингалятора вызывает головную боль, но это ничто по сравнению со временным облегчением и возможностью дышать.

Энжи Лиг сел в вагон метро и принялся прокручивать в голове свой сегодняшний сон. В нем он взбирался на вершину горы; путь наверх был долгим и тяжелым, зато результат превосходил все ожидания. Когда цель была достигнута, он взглянул на заснеженную равнину, простирающуюся внизу, и почувствовал абсолютную свободу. Энжи закрыл глаза и вновь ощутил То Самое Чувство. Он дышал полной грудью, словно только что сделал себе сразу две ингаляции Спрейакса, и не просто дышал, а не отдавал отчета о сделанных выдохах и вдохах. Он был свободен от Миазмов.

В своей жизни Энжи пользовался Спрейаксом всего дважды: одна доза на восемнадцатилетие, как подарок от родителей, и одна от государства - в качестве подарка на свадьбу. На рождение ребенка должны были дать целых две дозы, но Лиг не спешил обзаводиться потомством. Говорят, что в ближайшее десятилетие человечество победит Миазмы, но по мнению Энжи становилось только хуже.

Он взглянул на людей в вагоне: усталые, измученные хроническим кашлем, они ехали на работу. Энжи знал, что все они мечтают лишь об одном: дышать без ограничений. Это было возможно при употребление крайне эффективного и невероятного дорогого Спрейакса, который убивал Миазмы на целые сутки, вот только стоил он чуть ли не с годовую зарплату обычного курьера, которым Энжи и был.

Миазмы были открыты около десяти лет назад. До этого момента человечество винило во всем экологию, смог, загазованность и, как следствие, шло по неверному пути. Миллионы людей продолжали страдать эмфиземой легких и умирать от удушья, каждый день, сотнями и тысячами. Воздух на Земле был не просто загрязнен, он был отравлен мелкими живыми частицами, которых назвали Миазмы.

С тех пор жизнь простого обывателя начала крутиться вокруг кислорода. Увлажненный кислород дома, фильтр-маска в метро и ингаляторы на работе. Кашель, одышка и снова, и еще раз кашель. По окончанию смены никто не задерживается: каждый спешит домой, чтобы как можно скорее нырнуть в объятия увлажненного кислорода, эйфории и головной боли.

Кажется, я сказал “жизнь обывателей”? Верно. Есть и другие. Энжи любит наблюдать за ними перед тем, как подняться в свой офис. Его путь лежит через небольшую спортивную площадку на открытом воздухе, где тренируются спасатели. От их скорости зависят жизни других людей, поэтому Спрейакс для них в свободном доступе.

-Я открыт, пасуй! - доносилось с площадки. Сегодня они играли в баскетбол.
Несколько секунд Энжи стоял и смотрел, как эти крепкие парни и девушки играют, и с замиранием сердца думал, что если бы он попробовал пробежать как вон тот тип без респиратора, то, наверное, упал бы замертво.
На них не было масок, ни на ком. Спрейакс в их организме убивал Миазмы, а легкие были чистые, словно у ребенка. Они смеялись, кричали, прыгали и делали обманные маневры, и никто ни разу не кашлянул.

-Везунчики, - негромко сказал Энжи и поплелся в офис. За его спиной еще долго слышались удары мяча и звук трущейся о резиновое покрытие обуви.
На следующий день спасатели сдавали нормативы по бегу. Проходя мимо, Энжи бросил взгляд на их сумки, набитые упаковками Спрейакса. Они были небрежно брошены в угол корта и совсем не охранялись.
“Подумать только”, - сказал себе Энжи Лиг. - “В каждой упаковке штук по двадцать флаконов!”

Ситуация повторилась и на следующий день. Лиг шагал в свой офис, спасатели сдавали нормативы по прыжкам, а увесистые упаковки Спрейакса лежали в их приоткрытых сумках, словно говоря: “Они спасатели, они жизни спасают. А ты кто такой?!” Не поспоришь, но как же это было заманчиво - хотя бы один день забыть о Миазмах.

Через неделю Энжи не выдержал. В последствии он объяснял себе это как “временное помутнение”, однако в тот день он действовал хладнокровно и решительно.
Проходя в очередной раз мимо спортивного корта, Энжи заметил, что одна из упаковок почти вываливается из сумки. Сердце ёкнуло в его груди, и мысль о том, что другого шанса не будет, заставила ноги Энжи сделать десять шагов к заветной цели. Расстегнув замок на несколько сантиметров, он обеими руками выудил Спрейакс и, оглянувшись по сторонам, быстрым шагом направился прочь.

“Я вор”, - думал Энжи, стремительно поднимаясь по ступеням, однако щеки его горели счастливым румянцем. Около своего офиса Энжи согнулся в три погибели, чтобы отдышаться: давненько он не ходил так быстро. В этот момент его взгляд упал на две пары остроносых ботинок.

  • Пройдемте с нами, мистер Лиг, - сказал полицейский. - Вы пойманы с поличным.
    Энжи еще не знал, но в этот момент его прежняя жизнь навсегда закончилась.

**

Сперва он думал, что ему придется выплатить огромный штраф и принести публичное извинение, потом - что отсидеть несколько лет, но когда из камеры предварительного заключения его не отпустили и на третий день, Энжи начал думать, что он попал в серьезный переплет. Он был один все это время, к нему не приходили ни следователи, ни иные представители власти. С этим еще можно было смириться, но хуже всего было то, что ингалятор Энжи приказал долго жить. Последний “пшик” он сделал шесть часов назад и сейчас, обессиленно лежа на полу КПЗ, он чувствовал как Миазмы стремительно заполняют его легкие.

“Должно быть, они забыли про меня”, - думал он, уставившись в потолок. - “Не может быть, чтобы они делали это специально”.
Но часы шли, а дышать становилось все труднее и труднее.

В камере предварительного заключения было окно, замаскированное под зеркало. Сперва Энжи избегал смотреть в него, зная, что они наблюдают за ним с другой стороны. Но когда каждый его вдох начал сопровождаться долгим свистящим звуком, свидетельствующим о том, что Миазмы основательно забили его легкие, Энжи Лиг быстро освоил искусство пантомимы. Он махал руками, прыгал, кричал в исступлении и всячески показывал, что задыхается, однако его палачи либо не видели этого, либо намеренно не реагировали.

Семь часов после последней дозы. Энжи лежит на полу лицом вниз, пытаясь дышать как можно реже.
Девять часов спустя. Энжи царапает стены и собственное горло. Он задыхается.
Десять часов спустя. Он все еще задыхается. Наверное это и есть агония, думает он.
Пятнадцать часов. Удивительно, но Энжи все еще жив, хоть и почти сошел с ума.
Двадцать часов. Похоже, он уснул. От кислородного голодания мозг просто отключился.

Сутки с момента последней дозы. Энжи обнаружил в своей камере еду и воду. Но не ингалятор.
-Что бы вы сдохли! - кричит он и кидает миску в стекло. Очень зря, остался без еды. Хотя вообще странно, что он все еще жив.
Трое суток спустя. Энжи больше не отказывается от пищи. А еще, ему кажется, что дышать стало чуточку легче. “Неужели это место обрабатывают от Миазмов?”, - думает он перед тем, как провалиться в сон.

**

Неделю спустя.
-Я надеюсь, что вы все поняли, мистер Лиг? - спросил Энжи обладатель остроносых туфель.
-Да. И очень вам благодарен.

Он дышал легко и спокойно, не задумываясь о том, сколько вдохов и выдохов осталось до следующего “пшика”.

-Ну, вы все сделали сами, - улыбается хэдхантер. - Мы будем ждать вас завтра. В семь утра на спортивной площадке.
-Я не опоздаю, - заверил его Энжи и легким шагом взбежал по лестнице к выходу. Привычным движением пошарил во внутреннем кармане в поисках ингалятора, и тут же хлопнул себя по лбу. Его больше не было. Не было ни ингалятора, ни Спрейакса, ни баллонов с увлажненным воздухом. Как не было и Миазмов. Никогда и ни для кого.

-Хорошая работа, коллега, - сказал высокий мужчина, когда мистер Лиг исчез из вида. - Еще одним спасателем стало больше.
-Это точно, - отозвался хэдхантер. - Тяжело было видеть, как он мучается, но по-другому нельзя.
-Не каждый может пережить такое, - кивнул первый. - Однажды нас убедили, что Миазмы реальны, и теперь уже наш разум делает это реальностью.
-Для этого мы и существуем, - ответил второй, - Чтобы делать людей свободными. От всего.